Екатерина Петровна и

Федор Викторович Лемкуль

Коллекция Федора Викторовича и Екатерины Петровны Лемкуль

Уникальная коллекция западноевропейского и русского художественного стекла была подарена Музею личных коллекций в 1996 году супругами Ф.В. и Е.П. Лемкуль. Она насчитывает около трехсот предметов и является одной из лучших в нашей стране «стеклянных коллекций», которая по качеству представленных экспонатов может быть сравнима со знаменитыми собраниями стекла известных  музеев мира. Собрание супругов Лемкулей позволяет проследить историю мирового стеклоделия на протяжении почти пяти тысяч лет, эволюцию технологии изготовления и декорирования сосудов, охарактеризовать основные центры производств. Необычно обширна и география собранных памятников — это практически вся Западная и Восточная Европа, страны Ближнего и Дальнего Востока. Особая ценность коллекции заключается в том, что наряду с уникальными репрезентативными памятниками в ней представлены и вещи обиходные. Коллекция показывается в полном объеме в зале № 208.

Супруги Лемкуль выделялись из общего ряда коллекционеров редкой серьезностью и нестандартностью подхода к предмету собирательства. Федор Викторович и Екатерина Петровна прожили рука об руку почти 60 лет, и 30 лет своей совместной жизни супруги Лемкуль посвятили коллекционированию произведений искусства из стекла, превратив это увлечение в настоящую страсть. Ф.В. Лемкуль, долгое время возглавлявший секцию графики в Московском Союзе художников (МОСХ), принадлежал к поколению реформаторов детской книги. Мир образов, созданный художником, поистине необъятен: Дядя Степа, Пиноккио, Айболит, пан Ниточка, герои стихов Даниила Хармса, Корнея Чуковского, Агнии Барто, Сергея Михалкова, рассказов и повестей Сергея Баруздина, Юрия Олеши, персонажи русских, латышских, чешских, итальянских, польских, английских, болгарских сказок. Ф.В. Лемкуль был наделен даром мудрости и доброты, душевной чистоты и непосредственности восприятия. Тонкое и по-детски прозрачное и хрупкое мировосприятие Ф.В. Лемкуля, создавшего на бумаге мир сказки и праздника, нашло свое отражение  в том, что предметом коллекционирования художник выбрал именно стекло. 

В создании коллекции самое деятельное участие принимала жена художника — Екатерина Петровна. Она выросла в семье коллекционера живописи и фарфора Петра Андреевича Шумского, где с детства ее окружали произведения искусства, и это сыграло важную роль в формировании ее художественного вкуса. Впоследствии ученица известного советского искусствоведа Н.М. Тарабукина, Екатерина Петровна «играла первую скрипку» в создании облика коллекции и в ее научной обработке.

Интерес к стеклу появился благодаря знакомству с различными музейными собраниями и с ведущими специалистами в этой области. Началом коллекции стало приобретение в антикварном магазине небольшого бокала, относящегося к середине XVIII века, на основании ножки которого находится надпись «придворная». Он «как будто шагнул к нам с витрины Эрмитажа», —  вспоминала впоследствии Екатерина Петровна. Поэтому подход супругов Лемкуль к коллекционированию более напоминает метод музейной работы, чем обычное частное собирательство. Критерии отбора предметов были весьма высоки. Хрупкое и непрактичное в хранении стекло покупалось и обменивалось у других коллекционеров.. Екатерина Петровна регулярно обходила антикварные магазины. В поисках предметов декоративно-прикладного искусства коллекционеры ездили в Карпаты, во Львов, Ленинград, Казань. Например, в Казани была приобретена миниатюрная костяная копия памятника Минину и Пожарскому (1804–1818) работы И.П. Мартоса. Благодаря обмену этого экземпляра в собрании появилась одна из лучших вещей — Большая граненая бутыль с вензелем Александра I.  Предметом обмена не раз становились и личные украшения Екатерины Петровны. 

Коллекционеры никогда не продавали вещи, поступившие к ним; случайные предметы обменивались, в доме им был отведен специальный шкаф. На недостаточную сохранность предмета внимание не обращалось. Вещь поврежденная, разбитая, представляла для них такой же интерес, как и находящаяся в хорошей сохранности. И самыми любимыми произведениями были именно те, которые удавалось восстановить своими руками. К таким относиться уникальный Стакан второй половины XVII века на трех ножках-шарах с аллегорическим изображением времен года. Вся его поверхность покрыта тончайшей динамичной гравировкой, изображающей мужские и женские фигуры с атрибутами зимы, весны, лета и осени. Умелые и добрые руки Федора Викторовича тактично помогали каждому кубку, тарелке, бутыли восстановить их первоначальный облик. Вкус художника подсказал удачный метод — реставрировать функциональные части стекла включениями из олова, старинного и благородного материла, не нарушая собственную жизнь и историю памятника. 

Так многолетним кропотливым трудом Федору Викторовичу и Екатерине Петровне удалось собрать коллекцию, включавшую в себя как необычные вещи, применявшиеся для праздничной сервировки стола, так и обиходную, часто употреблявшуюся посуду. 

В отличие от большинства частных коллекций, собрание Лемкулей позволяет представить, как развивалось художественное стеклоделие, начиная с античных времен и заканчивая серединой XIX столетия.

 Лучшими среди немногочисленных, но чрезвычайно ценных образцов античного стекла могут быть названы: Флакон-арибаллос (I–III век н. э. Рим, колонии), Флакон фиолетового стекла (первая половина I века н. э. Рим, колонии), и Женская головка из зеленоватого стекла (I–II век н. э. Рим, колонии). Венецианское стекло эпохи Ренессанса представлено несколькими предметами: Кувшинчиком из невесомого прозрачного стекла с налепами, Тарелкой и Флаконом (XVIXVII вв.) из опалового стекла с мерцающими включениями золотой фольги.  Два кувшинчика представляют старое восточное стекло. По форме оба близки кальяну, родиной их (одного — несомненно, другого — предположительно) является Иран. Один из сосудов синего стекла предназначался, очевидно, для розовой воды. Другой, светло-зеленого стекла, покрыт сплошной сетью гравированного орнамента, включающего надписи. Продолжением восточной линии собрания являются Китайский горшочек-курильница (XVIII в.) и Ваза (XIX в.).  Они декорированы резьбой подобно камее. 

Западноевропейский раздел. Прекрасный пример искусства украшения стеклянных сосудов гравированным рисунком демонстрируют тончайшие Стаканчики (XVII в.) из Нюрнберга. О первом, поврежденном, уже упоминалось раньше. Второму экземпляру повезло больше — он не был разбит. Хотя стаканчик мал по размеру, его украшают тонко награвированные композиции Рождества Христова и Грехопадения, обрамленные крупными цветами. Группа стаканов XVII века пополняет Стакан с конным изображением Густава-Адольфа шведского (1634?). В европейских аукционных каталогах можно встретить копии подобных стаканов, но встреча с подлинным «Густавом-Адольфом» — большая редкость. 

Кубок с гербом города Кельна, изготовленный в Богемии (ныне территория Чехии) в 1720–1730 годы, поражает сложностью украшающей его композиции. Все части кубка покрыты гравировкой: на тулове изображен герб — щит с тремя коронами и мантией держат лев и грифон, — на основании ножки — портреты основателей города, Агрипины и Британика, в окружении арабесок, львов, грифонов и путти. Этот образец представляет собой яркий пример барочного кубка с массивным туловом на богато граненой ножке сложной формы. Качество гравировки и характерность персонажей возводят его в ряд высокохудожественных вещей собрания. 

Если говорить о виртуозности, то мастерами высочайшего уровня можно назвать силезских граверов, которые при изготовлении кубков в 1730–1740-х годах особое внимание уделяли декору. Отличительными чертами  их стиля были изощренная тончайшая гравировка, обилие деталей, рассмотреть которые возможно лишь в лупу, сложнейшие композиции из портретов, фигур. Ярчайшим экземпляром является Кубок с портретом короля Фридриха II Прусского (1742). Кроме портрета кубок украшен миниатюрными гравированными сценами из жизни военных лагерей (36 клейм!). Развернутое повествование в гравированном рисунке характерно и для других силезских кубков этого периода. 

Один из самых интересных разделов коллекции — английское стекло последней четверти XVIII века. Такой строгости и стройности форм, лаконичности и выверенности пропорций, пожалуй, мы в истории стеклоделия более не найдем. При кажущемся на первый взгляд сходстве форм рюмок (именно они представляют в коллекции Англию) поразительно разнообразие их декора, тонкость обработки. Традиционное тулово в форме колокола украшают тонко гравированные и золоченые изображения виноградной лозы, цветка гвоздики и ячменного колоса. Радуют глаз и поражают воображение молочные и воздушные нити, украшающие ножки рюмок. Достойно замыкают подборку английского стекла граненый хрустальный Подсвечник и Флакон для духов в форме рыбы, относящиеся уже к середине XIX века.

Особое место в коллекции занимает уникальный Винный сервиз, относящийся к самым ранним работам знаменитого французского художника Эмиля Галле (1846–1904) он изготовлен в ту пору, когда великий маэстро art nouveux работал в традициях старого богемского стекла.

При всей ценности собрания западноевропейского стекла для нас особое значение имеет часть коллекции, представляющая русское художественное стекло.

Первая точная информация о российских стеклянных заводах относится ко второй половине XVII века. Измайловский завод, бывший в России первым казенным стекольным предприятием, представлен в коллекции единственным экземпляром — Шутихой (кубок с секретом, с хитрым внутренним устройством, не позволявшим выпить из него, не облившись) конца XVII — начала XVIII века. Практика изготовления «потешной» посуды существовала на протяжении всего XVIII века, о чем свидетельствует Шутейный кубок с фигурой оленя на стеклянном стержне, датируемый уже началом XIX века. 

Изделия Петербургского и Ямбургских заводов представлены намного полнее. И по времени изготовления, и по художественным достоинствам одним из первых среди предметов, замечательных по характеру гравировки и мастерству резьбы, является Кубок Ямбургского завода с девизом «Виват, царь Петр Алексеевич», изготовленный в первой четверти XVIII века. Аналогичные ему кубки хранятся в Государственном музее керамики и усадьбе «Кусково», в Государственном Историческом музее. Ценность кубка не умаляет утраченное и мастерски восстановленное Ф.В. Лемкулем основание. 

Гордостью коллекции являются подарочные Кубки с портретами и вензелями царствующих особ Российской империи, изготовленные на Петербургском заводе. Среди них к наиболее раннему времени относиться Кубок с вензелем Иоанна Антоновича (1740–1741). Возможно, работа над кубком началась еще при Анне Иоанновне, а затем была продолжена, так как в портрете Иоанна Антоновича проскальзывают женские черты. Особой величественностью форм и богатством декора отличаются Кубок с крышкой, портретом и вензелем Елизаветы Петровны (1740-е годы), Кубок с крышкой и портретом Елизаветы Петровны (1750-е годы), исполненным черной краской  (подобные кубки у коллекционеров принято называть «черная головка»), а также — Кубок с крышкой и вензелем Елизаветы Петровны (1740-е годы) с красной нитью в ножке. Мягкая «живописная» манера гравировки русских мастеров, отвечает характерным чертам национальной художественной традиции и особенностям  праздничного интерьера русского барокко. 

К середине XVIII века относится довольно редкий прозрачный Чайник. Сложная форма сосуда навеяна восточными мотивами. Однако первоначально чайники в России применялись для подачи вина и других холодных напитков и лишь к концу XVIII столетия стали выполнять привычную для нас роль. 

На фоне этих изящных вещей ярким контрастом воспринимается так называемое «народное стекло» с его полихромными росписями. Удивительно красивы и выразительны преувеличенные формы таких предметов собрания в сочетании с некоторой лубочностью, непосредственностью рисунка. Образцы народного стекла принадлежит к числу наиболее удачных и полных в коллекции. Выдутые из неочищенного зеленого, реже бесцветного стекла кувшины, бутыли, штофы, бочонки-барилки получили  XVIII веке большое распространение на Украине и в России. Они иготавливались непосредственно у стекловаренной печи (гуты). Отсюда еще одно название — «гутное стекло». Пластическое декорирование предмета в виде разнообразных налепов, стеклянных лент и нитей производилось также непосредственно рядом с печью. Затем в холодном состоянии сосуды красочно расписывались полихромными эмалями. Наиболее распространенными были изображения цветов, ягод, деревьев, птиц и человеческих фигур в ярких народных костюмах. Изредка встречаются датированные изделия. В этой части собрания особенного внимания заслуживают Кувшин желтого стекла с молочным включением, расписанный полихромными эмалями первой половины XVIII века и Большой кувшин-квасник середины столетия. С традициями украинского стекла тесно связаны фигурные Сосуды-медведи, праздничная и обрядовая посуда, отвечающая духу веселого застолья. 

Во второй половине XVIII века русское стеклоделие переживает наибольший расцвет. К числу самых выразительных и уникальных явлений этого периода принадлежит русское цветное стекло. Эту новую страницу в истории отечественного стеклоделия открыл М.В. Ломоносов. В городе Усть-Рудице в 1750-е годы на местной фабрике вырабатывали цветные стекла глубоких и чистых тонов. В коллекции супругов Лемкуль представлено значительное число графинов, бокалов, рюмок, отличающихся удивительным богатством, разнообразием и насыщенностью оттенков цветного стекла. Лаконичные формы этих образцов, соответствующие новому стилю — классицизму, украшает изящная роспись золотыми и серебряными гирляндами, бантами, звездами, вензелями. Прекрасным примером тому служит Большая кружка рубинового стекла с сине-зеленым полумесяцем на крышке (последняя четверть XVIII века); Кубок с крышкой и вензелем «МЯ» и Графин с вензелем «ЯГ» под дворянской короной (конец XVIII века), выполненные из аметистового стекла. Возврат к технике цветного стекла происходит во времена царствования Николая I. Один из лучших памятников той поры — Кружка с крышкой золотисто-янтарного стекла с видом старой биржи в Санкт-Петербурге (1820–1830). 

Специального внимания заслуживает группа предметов молочного стекла — как русских, так и западноевропейских, — в основном относящихся к последней четверти XVIII века. Примером такого стекла служит Кружка, выполненная в 1810-е годы и расписанная полихромными эмалями. Сюжетом росписи стала карикатура И.И. Теребенева на армию Наполеона.

События Отечественной войны 1812-го года нашли отклик в разных видах искусства и в том числе в творчестве русских стеклоделов. Императорским стеклянным заводом была выпущена знаменитая так называемая «Мемориальная» серия  хрустальных бокалов и стаканов с медальонами молочного стекла, в которых помещались портреты русских полководцев и победные надписи. Один из этих бокалов представлен в коллекции, в его медальоне — надпись «Париж взят 19 марта 1814 года». 

В 2000-м году экспозицию стекла из собрания Федора Викторовича и Екатерины Петровны Лемкуль органично дополнил небольшой Флакон из горного хрусталя с позолоченной серебряной крышечкой, изготовленный во Франции в XVIII веке. Это дар Музею Елены Михайловны Макасеевой, близкого друга супругов Лемкуль, в память о близких друзьях и выдающихся коллекционерах.

Кроме художественного стекла в экспозиции музея также представлены предметы мебели из коллекции Федора Викторовича и Екатерины Петровны (старинные сундуки, комод), графические работы Ф.В. Лемкуля и фотографии интерьеров квартиры коллекционеров.

Сайты Музея